Рыцарь-Госпитальер 1100-1306
 Госпитальеры (Мальтийский орден)

Книги и тексты / все

Рыцарь-Госпитальер 1100-1306
История Ордена
21.06.2010


Выдержки из  книги "Knight Hospitaller 1100-1306"

Одежда, Оружие и Доспех

Ношение ярких и дорогих одежд, использование богато окрашенной аммуниции и конской сбруи было неотъемлимой частью образа жизни, подобающей рыцарю, но когда человек вступал в один из военно-духовных орденов - всё менялось. Устав Госпитальеров был достаточно жёсток в этих правилах, хотя и сложно доказать, что им неукоснительно следовали. Статуты и управления разных Домов постоянно пытались запретить различные виды украшенного снаряжения, но со временем требования делались все менее строгими. Некоторые статуты проливают интересный свет на отдельные аспекты поведения братьев: так, в 1262 году запретили ношение espaliers d'armes (стеганая или кольчужная защита плечей. П.П.: хотя, кажется, Николль ошибся, и это простые геральдические щитки - ailettes) и кольчужных чулок во время молебнов. Другая, от 4 августа 1278 года, запрещала ношение доспехов на территории, где проходит собрание, связанное с выборами нового Магистра Ордена - это указывает на возможные попытки влияния на ход заседания вооруженными людьми.

Ни один воинствующий брат не мог иметь вооружения более, чем предписывалось уставом, пока не получал специального разрешения. Возможно, так отражалась простая нехватка и ограниченность в амуниции, находящейся в обращении у Госпитальеров. Все доспехи, вооружение, конская сбруя и даже одежда возвращались в Орден в случае смерти брата. Поскольку высшие чины Ордена (Master, Grand Commander, Marshal, Hospitaller, Informarian, Drapier, Treasurer and Conventual Prior) имели права на всё это, то спорные имущественные вопросы тщательно разрешались, чтобы не возникли конфликты.

В правилах госпитальеров середины 13го века показано, что весь инвентарь и амуниция разделена на несколько групп. Лошади и связанная с ними экипировка переходила к Маршалу, доспехи и вооружение, постельные принадлежности - к Драпье (Drapier), как впрочем и большая часть неиспользуемой одежды. Столы и кухонная утварь, книги, принадлежности для литургии и прочее, хранившееся у капитулярных бейлифов и у заместителей Магистра, передавалось самому Магистру. То, что принадлежало братьям-в-оружии, уходило к Маршалу, но имущество обычных бейлифов и служащих братьев - к главокомандующему (Grand Commander). Все деньги, вероятно, передавались в казну.

Согласно статуте 1288 года, доспехи возвращались, если брат ордена покидал Восток, и становились доступными для тех, кто захотел бы обменять на них свои уже имеющиеся. Арбалеты же были отдельным случаем, поскольку всегда помещались в специальное хранилище. Поздние статуты были более точны в деталях и определяли, что сарцинские ковры, седла, дротики, лошадиные попоны (bardings), флажки (gonfanons) и вымпелы (pennoncelles), боевые и верховые лошади, мулы, сарацинское оружие, топоры, все формы сбруи для животных, луки, стреляющие дробинками (arcs de bodoc), столовые ножи, арбалеты, все доспехи, мечи, копья, кожаные кирасы (leather cuirasses), пластинчатые доспехи (playines), хауберги, стеганые доспехи (gipelles), геральдические сюрко (soubre seignals), шапели и бацинеты умерших братьев передавались Маршалу.
Одежда и униформа

Роба госпитальеров стала подлинной униформой, но была приспособлена больше для жизни монаха. Хотя воинствующие братья и были обязаны носить обычную черную рясу (cappae), относительно плотно облегающую доспех, но она не была приспособлена для условий быстротекущего ближнего боя. Наконец, в 1248 г. Папа Иннокентий IV разрешил братьям "одевать широкие сюрко, неся знак Креста на груди", но делать это можно было только в "опасных местах". Кресты пришивались на грудь ряс и плащей, но, по-видимому, могли срезаться при путешествиях в нехристианских странах. В конце 13го и в начале 14 века монашеский плащ покрывал все тело и застегивался спереди на пуговицы, что были того же материала, что и сам плащ. Спереди располагался крест, 7-10 см в высоту, характерной для госпитальеров восьмиконечной формы, встречающейся уже в начале 13 века. Конструкция повседневной монашеской обуви доподлинно неизвестна, но, скорее всего, была довольно простой.

Использование в одежде цветастых тканей, бархата и кож диких животных было строго запрещено. Тем не менее по стандартам того времени обычное одеяние члена Ордена было довольно богатым. Гардероб включал в себя три нижние рубахи, трое брэ, одну котту или тунику, одну монашескую рясу, гарнаш (плащ с капюшоном), два обычных плаща, один из которых был подбит мехом (ПП: Плащи у госпитальеров подбивались только овчиной. Источник - Джонатан Райли-Смитом), одну пару льняных шосс и одну шерстяных, три простыни и суму, в которой всё это нужно было хранить. В реформах 1295 года упоминается об ежегодном получении братом двух костюмов, состоящих из котты и шемизы, верхней одежды с капюшоном (ПП: гарнаша?) и плаща. Или гарнаш или плащ должны были быть подбиты мехом. Также за счет Ордена каждому брату выдавалось теплое церемониальное платье и более легкое летнее "платье скудности" (robe of pittance). Харганы (hargan - длинная верхняя одежда) и котарди (cotes hardies - короткая верхняя одежда) изначально были запрещены. Но в начале 14го века стало допустимым ношение харганов, хотя и только с нашитым Орденским крестом. Короткие куртки с подвязками - шнурками, на которые подвязывали шоссы - были все так же неприемлемы. Следующий декрет 1305 г. утвердил обязательным черный цвет для плаща, рясы, ронделя (ПП: Николь утверждает, что это вероятно вид шарфа. Хотя Галина Карпутина говорит, что ронделем именовалась небольшая шапочка полусферической формы) и длинного верхнего платья.

На голове брат должен был носить белый чепец, сначала двойной толщины (ПП: имелось ввиду, наверное, с подкладкой), позже - простой. Всегда, кроме церковных богослужений, поверх чепца одевалась большая облегающая шапка, краями обязательно касающаяся верха ушей с обеих сторон. В правилах 1280 г. специально оговаривается, что брат не может снять свой головной убор (biretta), даже если жарко, пока не появится веская причина. Также брат мог носить шляпу с полями, белый тюрбан или oreillet (какой-то головной убор, что закрывает уши) для защиты от палящего солнца Ближнего Востока. Статута 1262 года определила, что во время военной экспедиции брат мог носить тюрбан только белого цвета, со свисающим до пояса хвостом, без вышивки.

В первом Госпитальерском Уставе, братьям не разрешались сандалии (planeaus) или галоши (ПП: большие боты, что-то вроде паттэнов, распространенные на мусульманском Востоке), но была допустима обычная обувь типа пулен (ПП: известные тогда как soliers). С конца 12го века был разработан целый комплекс указаний, в каких случаях можно не снимать обувь; так, например, брату-госпитальеру разрешили не разуваться в течение ночи и так далее. Как реакция на эти правила, в 1270 году в Акре, статутой было запрещено носить мягкую обувь (estiveaus), бытовавшую на Ближнем Востоке, кроме того времени, когда брат был вооружен. Тем не менее, проблемы с обувью продолжались - в конце 13го века, уже на Кипре, запретили туфли с длинными носами и и повторяющие их форму, модные в то время чулки с носком заостренной формы (chauses avantpies). Стоимость подобной одежды была несомненно очень высокой, и с середины 13г века многие братья обеспечивались определенным количеством денег на её закупку. Также каждый брат снабжался чем-то вроде карманных денег, которые, как рассказывали, напрасно растрачивались на модную одежду и драгоценности.

В 1259 году Папа Александр IV даровал братьям-рыцарям Ордена характерную одежду, ведь раньше не было разницы в костюмах братьев-рыцарей и сержантов: "Рыцари, что служат в Вашем Ордене, должны носить черные плащи, дабы быть отличными от других братьев реченого Ордена [которые видимо носили темно-коричневые]. В войну же и в битву должны они одевать жупоны и другую верхнюю военную одежду [в оригинале - сюрко] красного цвета с нашитым белым крестом в точности как на Вашем штандарте". Спустя 19 лет новое правило было отменено, может быть из-за плохого влияния на отношения внутри Ордена, и все воинствующие братья стали надевать в битву красные сюрко.
Вооружение

Доспех и оружие (guarnement), использовавшееся воинствующими братьями Ордена, ничем не отличалось от такого же, что было у других рыцарей и сержантов, за исключением разве что лишь отсутствия украшений и богатой отделки. В течение 12го века военное снаряжение обычно состояло из щита, сюрко, меча, иногда кинжала (coutel), кольчужного хауберга, того, что могло быть ранней формой мягкого доспеха, носимого под хаубергом (afeutreure), стеганых набедренников, иногда кольчужных чулок, шлема и длинного кавалерийского копья (лэнс) или короткого пехотного копья (ВВ: дротика). Булава же рассматривалась как мусульманское оружие или оружие пехоты неблагородного происхождения. Стеганые акитоны, гамбезоны носились под, а иногда поверх других доспехов в 13м веке. Но на Ближнем Востоке рыцари, включаю членов военных орденов, временами надевали только стеганый доспех, без кольчужного, особенно летом, во время патрулирования или беспокоящих атак в качестве легкой кавалерии.

Существует мало сведений о производстве требующей железо экипировки в Святой Земле, и практические всё оружие и доспехи, что использовалось госпитальерами, импортировалось из Европы. Несмотря на общую дороговизну, между различными предметами цена сильно колебалась. В конце 12го - середине 13го в Генуе, например, кольчужный хауберг был приблизительно в пять раз дороже отдельного капюшона, а кираса и панцерия - лёгкий кольчужный доспех встала бы в половину стоимости хауберга. Для сравнения есть данные из Венеции, показывающие, что шлем стоил 30 денариев, меч - от 45 до 50 денарий, нож или кинжал - 20 денариев, и даже арбалетный болт - 1 денарий. В 1262 году полностью снарядить рыцаря-госпитальера обходилось в 2000 серебряных Турских денье (deniers de Tours); в 1303 собрать сержанта стоило 1500 денье. То малое количество информации, касающееся производства оружия в государствах крестоносцев на Востоке, говорит нам, о том, что щиты изготавливались в Иерусалиме, а арбалеты - в Акре. Постоянная нехватка военного снаряжения отражается также в возрастающем беспокойстве Ордена о том, чтобы вооружение попадало только из Европы на Св. Землю, но не обратно. Братья, возвращавшиеся в Европу, снабжались лишь самым необходимым минимумом, в то время как главные руководители, приезжавшие из Европы, обычно везли с собой, то что описывалось как 'плата доспехом' (passage of armour). От обычных братьев ожидалось, что они едут с полным военным комплектом, а в 1293 г. Магистр Жан де Вилье издал приказ, по которому возвращающийся с Запада брат также должен привезти три скотины - лошадей и вьючных животных.

Поскольку уж было затронуто вооружение, то напомним, что кавалерийское копье - лэнс, оставалось самым важным оружием. Обычно оно было около 3х метров длиной с древком, сделанным зачастую из ели. Предмет, упоминавшийся в некоторых источниках раннего 13го века, называемый hantier, мог служить для вертикальной поддержки за нижний конец древка при скачке. Меч оставался самым знаковым оружием, но был лишь на втором месте в рыцарской атаке. Большая часть сохранившихся образцов весит от 1 до 1.5 кг. В мусульманском мире активно применялись кинжалы, но рыцарской элитой Европы 12го века они были презираемы. Следовательно, очень символичен то факт, что первые упоминания об кинжалах (coutel) или мизекордии в средневековой литературе Запада связаны с крестовыми походами и Рыцарскими Военными Орденами. Булавы также считались 'сарацинскими' вплоть до 13 века, тогда как топоры, гизармы (guisarmes d'acier - топоры на длинном древке), и другое оружие (например, faussars affiles - оружие с длинным лезвием, приписываемое пехоте) вовсю использовалось христианской пехотой.

Госпитальерские статуты указывали на то, что воинствующим братьям во время похода следует увязать свой доспех позади седла, но на вражеской территории шлем и защиту ног должно всегда носить на себе. О самом доспехе известно меньше, хотя госпитальеры и уделяли много внимания соответствующей обстановке экипировке братьев. Часть этой экипировки отражала восточное или мусульманское влияние, особенно, использование доспехов из вываренной кожи в 13м и 14м веках, и, конечно же, покрытые тканью кольчужные хауберги, известные в конце 12го века на Латинском Востоке как auberc jaserant. А это мог бы быть только арабский хазаганд (khazaghand).

Другой, менее распространенной, формой защиты был кожаный доспех, прозванный на Иберийском полуострове как cuirasses, а во Франции - кури (cuiries). Со второй половины 13го века стал известен пластинчатый доспех (coat-of-plates), а также доспех panceriam, который зачастую имел только одну приплетенную рукавицу (ПП: здесь, вероятнее всего, говорится о хауберге без капюшона). Вообще же, приплетенные к длинным рукавам хауберга кольчужные рукавицы впервые появились в конце 12го века. Дополнительная защита для ног развилась раньше, чем для рук. В одном из рассказов из Старинного Французского Цикла о Крестовых Походах (Old French Crusade Cycle) упоминаются genellieres 'подвешиваемые подобно оконным покрытиям', которые могли бы быть ранним видом защиты колен.

Шлема удерживались на месте шнурками или подбородочными ремнями, которые застегивались поверх бармицы или кольчужного клапана, защищающего горло и подбородок. Всё возрастующая угроза от арбалетов и композитных луков Ближнего Востока вела к усилению защиты лица воина. Поначалу это приняло форму всё более широкого наносника, затем постепенно перешли к установке жестко закрепленных забрал на разных видах шлемов. В рассказе "Le Chevalier аи Cigne" из Старинного Французского Цикла, датируемого концом 12го - началом 13го века, дается описание одного из подобных шлемов с полусферическим куполом (maistre), усиливающей рамой или ободом (candelabres), самим забралом (fenestral) и обычным наносником, к которому вероятно и крепилось забрало, подбородочный ремень (mentonal) и смотровые щели (uelliere). Изобразительные источники показывают нам другую форму отдельного малого полусферического шлема цервельера (cervielliere), который иногда носили под кольчужным капюшоном. Но когда цервельеры стали делать больше в размерах на висках и затылке для лучшей защиты, их стали носить уже поверх коифа. Сам кольчужный капюшон порой описывался как fort et turcoisу, что указывает на возможность существования стеганой подкладки. К концу 12го века появился термин clavain. Неясно, подразумевалась ли под этим часть капюшона, защищающая шею (ПП: пелерина?), или, что более похоже, усиленную часть защиты шеи на хауберге, на котором в таком случае отсутствовал приплетенный коиф.

Европейские, а соответственно и госпитальерские, щиты, практически всегда делались из дерева и обычно обшивались кожей, но их форма, размер и толщина заметно изменилась с 12го по 13ый века. Одним из немногих специализированных видов щитов были талевас (talevas), использовавшиеся пешими воинами. Их даже лучше называть мантелетами, поскольку такие щиты упирались в землю.

Конская сбруя, используемая госпитальерами, не была украшена и оставалась простой, но основные элементы были всё теми же, что и у обычных рыцарей. К концу 12го века подготовка боевого коня к бою включала застегивание и проверку трех главных ремней, удерживающих седло - ремни назывались caignle, sorcaingles и poitral. На боевых седлах высокая задняя лука имела расширения, охватывающие бёдра всадника, называемые arcons. Сидение или подушка на седле называлось еще как panel. Под седло предпочитали подкладывать шерстяной потник, нежели полностью покрывающие лошадь чепрак или стеганую попону (bard). Другим названием для него было senbues. В 1303 году высшими чинами Ордена было принято и узаконено решение о четком различении между 'Турецкими седлами', обычными - для верховой езды, и боевыми седлами. Также предписаниями было запрещено использовать воинам сирийского (ПП: т.е. арабского) происхождения боевые седла, поскольку они всего лишь туркополы, нежели рыцари. Конские доспехи широко использовался на мусульманском Востоке уже с 8го века, но не был известен в Западной Европе вплоть до конца 12г века. Да и то он появился на Западе лишь как результат восточного влияния. Но такая защита оставалась дорогостоящей даже в рыцарских орденах, и, очевидно, что одоспешенные лошади были редкостью на Латинском Востоке.

Службы обеспечения

На Латинском Востоке производство военной амуниции было минимально развито, поэтому госпитальеры завозили технику и экипировку из Западной Европы и зачастую освобождались от уплаты налогов, налагаемых на экспорт оружия. В то же время осадные механизмы изготавливались на месте, и иоаннитские замки зачастую имели в своем арсенале баллисты-камнеметы. То, где и как закупались материалы, и нанимался обслуживающий персонал, остается неясным, но прекрасно известно, что все большие экспедиции госпитальеры были в состоянии хорошо обеспечивать осадной техникой.

Так же была сильная нужда в лошадях - в Первом Крестовом Походе в начале 12го века опустошительные потери в поголовье восполнялись из местных ресурсов. Обычно лошади были дешевле в Южной Европе, чем на Ближнем Востоке. В течение всего периода Крестовых Походов стоимость простой боевой лошади была приблизительно в 12 голов крупного рогатого скота. Верховые лошади были дешевле, ну а вьючные еще более доступны в цене. Последние археологические изыскания в Западной Европе показывают значительную разницу в размерах лошадей, использовавшихся в Средневековье, от сравнимых с шотландскими пони, до животных размером в шестнадцать ладоней.

Госпитальеры выращивали некоторое количество лошадей на собственных фермах, но основная часть лошадей и мулов завозилась морем из Сицилии на Латинский Восток в огромных количествах в течение всего 13го века. Братья-в-оружии рыцарских орденов не могли сами выбирать себе верховых лошадей, хотя и имели право запросить замену, если оказывалось, что лошадь слишком норовиста - "брыкается, останавливается или сбрасывает". Во время кампании таких проблемных лошадей возвращали в обоз. Предписание, выпущенное между 1287 и 1290 годами командором Кипра, указывало на то, чтобы все лошади должны быть подстрижены "в соответствии с обычаем", но дальнейшие детали неизвестны.

В 12м веке госпитальеры имели всего лишь несколько собственных транспортных суден. Около 1230-х годов эти корабли базировались в Марселе, где Орден имел еще и монастырь, сотрудничавший с купцами, торговавшими на Востоке. Командор, заведовавший госпитальерским флотом, располагался в Марселе приблизительно с середины 13го века, где он и отвечал за постройку и оснастку кораблей. Его основной задачей было обеспечение материалами орденские владения в Святой Земле, и судна обычно делали два рейса в год, весной и осенью, в конвое. Командующий Флотом также отвечал за снабжение провизией братьев, когда они находились на корабле, несмотря на то, что сержант-в-оружии также обеспечивал их продуктами, а непосредственный начальник над братьями управлял ими в море. Также он имел власть над капитанами кораблей.

Число людей, которое подобные корабли могли перевозить, кажется нереальным, но свидетельства более чем убедительны. В 13м веке было обычным загрузить около 450 пилигримов на один транспортный корабль, к тому же плата за проезд не была особо высокой. Может быть, что тысяча воинов, скопившаяся на некоторых из крупнейших транспортов в Четвертом Крестовом Походе, и была особым случаем, но четвертью века ранее венецианский корабль по крайней необходимости перевез, хоть и в сильной давке, почти полторы тысячи беженцев. Когда в 1291 году пала Акра, большая часть спасшихся была перевезена малыми прибрежными судами на большие транспорты, стоявшие на рейде в море, или прямо на Кипр. И именно госпитальеры играли главную роль в организации эвакуации гражданского населения Акры.

Первые попытки госпитальеров воевать на море были мелкомасштабны, и заключались в том, что в 1291 году, когда пала Акра, несколько орденских галер было послано по прямому указу Папы на Восток. К началу четырнадцатого века госпитальеры владели уже десятью галерами, базирующимися на Кипре, где они участвовали вместе с судами тамплиеров и киприотов в патрулировании египетского и сирийского побережий. Также они пытались обеспечить порядок в торговле между Италией и Мамлюкским Египтом, большая часть которой была Папой объявлена как "противозаконная". Но объединенные военно-морские силы двух орденов: Госпитальеров и Тамплиеров - а также Кипра и Папы значительно уступали флоту Генуи и Венеции, а поэтому торговля такими стратегическими товарами, как древесина и оружие, продолжалась.

Рыцарская и сержантская униформа

Вооруженный брат, 1160 год. Помимо кольчужного хауберга воина из доспеха у брата-госпитальера присутстсвуют кольчужный капюшон и простой железный шлем. На монашеской черной рясе к груди пришит простой белый крест. Такой же крест нарисован на большом, оббитом кожей, деревянном щите - больше на нём никаких украшений нет. Нет украшений и на ножнах меча, и на лошадиной сбруе. Это и было идеалом "простоты", который госпитальеры пытались сохранить на протяжении нескольких веков.
Вооруженный брат-сержант, 1250 год. Кроме небольших усовершенствований в доспехе и оружии главным изменением является отказ от рясы и замена её на черное сюрко. Крест на сюрко - восьмиконечный, того типа, что уже стал символом госпитальеров. Доспех состоит из шлема - ранней формы цервельера, надетого под кольчужный капюшон, кольчужного хауберга с одной приплетенной рукавицей, стеганого гамбезона под этой кольчугой, кольчужных чулок на ногах. Сержант держит под уздцы лошадь брата-рыцаря, покрытую стеганой попоной и с шамфроном (chamfron) для защиты головы. На седле присутствует небольшое изображение геральдического щита, уже разрешенное на то время.

Вооруженный брат-рыцарь, 1275 год. К 1270-м годам Папа разрешил госпитальерам использовать сюрко разных цветов, чтобы различать братьев-рыцарей и братьев-сержантов. Показанный здесь вариант, простеганный и с короткими рукавами, известен вероятно как жупель (jupell). Для лучшей посадки топхельма с почти плоским верхом госпитальер носит кожаный подшлемник с плотно набитым валиком, располагающимся над бровями. Рукавицы кольчужного хауберга сброшены с кистей, у рыцаря новый для того времени вариант перевязи - с пряжкой, для защиты коленей к стеганым набедренникам прикреплены железные наколенники.
Вооруженный брат-рыцарь, 1305 год. Красное сюрко или стеганый жупон теперь носился всеми братьями Ордена. В доспехе этого воина угадывается сильное итальянское влияние, начиная с цельнокованной, с глубокими полями, шапели, заканчивая самим жупоном, кинжалом, подвешенным к поясу, поножами из вываренной кожи поверх кольчужных чулок на ногах. Также рыцарь защищен необычной формы чешуйчатой кирасой, покрытой тканью, и спожими по технологии рукавицами. Комплекс реконструирован по надгробию северо-итальянского рыцаря, который, как предполагается, был членом военного ордена.

Больничные палаты domus infirmorum (дом для недужных, госпиталь) могли быть переполнены после битвы, когда раненые присоединялись к уже находящимся там больным. Несмотря на это, персонал из врачей, хирургов и братьев-сержантов на дежурстве оставался небольшим. Хотя возможно увеличивалось число оплачиваемых слуг, и во время кризиса дополнительно привлекалось для помощи большее количество братьев Ордена. Способы лечения боевых ранений иногда изображали в иллюстрированных манускриптах, что здесь и показано.

Орден Госпитальеров был создан для заботы о раненых и больных пилигримах, но очень скоро добавил к своим функциям защиту и сопровождение тех, кто хотел посетить удаленные и опасные для путешествий святыни. Угроза исходила не только от обычных бандитов, но и от мародеров, действовавших на неукрепленных границах государств крестоносцев практически с одобрения мусульманских управителей. Здесь, на картинке, группа пилигримов попала в засаду, устроенную воинами из гарнизона Аскалона. Эта крепость, принадлежавшая египетским Фатимидам, пала перед королевством Иерусалимским только лишь к 1153 году.

Госпитальеры выступали не только местными экспертами во время военных походов крестоносцев на соседние исламские территории, но и являлись одними из самых дисциплинированных частей войска. Уставы, регулировавшие поведение братьев-в-оружии, были детально проработаны и определяли даже тот порядок, в котором госпитальеры должны утолять свою жажду или вести на водопой лошадей. На цветной вкладке изображена группа госпитальеров в экспедиции. У них возникли проблемы с поддержкой дисциплины среди не-орденских частей и европейских крестоносцев, некоторые из которых нарушили ряды, чтобы напиться из ручья.

Предполагаемые гербы первых магистров были нарисованы несколько позднее, не при их жизни, из-за убежденности, что у таких выдающихся людей они должны были быть. Другие ранние гербы также ненадежны в плане реконструкции, поскольку создавались на основе гербов семей, претендовавших на родство с магистрами.

Госпитальеры, тамплиеры и тевтонские рыцари - все они сыграли свою героическую роль во время последней защиты Акры. Но именно госпитальеры получили наибольший кредит доверия после этой катастрофы - частично, именно потому что были успешнее остальных в помощи спастись беженцам из обреченного города. На узких улочках Акры должен был быть хаос и ужас, когда охваченные паникой люди пытались погрузиться на несколько кораблей, способных вывезти их в безопасное место.

Источник: книга "Knight Hospitaller 1100-1306 (1)"
Автор статьи: Дэвид Николль (David Nicolle)
Перевод: Sir Jan, Ульяновск


Источник: palomnic.org


Рассказать друзьям:


Зарегистрируйтесь или зайдите под своим логином чтобы оставить комментарий или оценить запись.
Регистрация займет у вас несколько секунд.
Если вы зашли под своим логином, но видите это сообщение, обновите страницу.