Завелся полтергейст
Библиотека -> Магия и эзотерика -> Завелся полтергейст


Завелся полтергейст

Случаи полтергейста

Домовой с Альдебарана

"Моя соседка клянется, что каждую ночь по ее квартире бродит домовой. Зла он никакого не делает, только изредка разобьет чашку-другую да съест несколько конфет,- пишет нам И. Зайонц из Риги. - В домовых я не верю, но что это может быть? Моя подруга Жанна Г. утверждает, что нас могут навещать существа из других миров. Об этом даже будто бы писали в газетах..."

Да, и такие письма получает редакция. Люди описывают "чудеса", происшедшие с ними, с их соседями, вспоминают необыкновенные случаи, приключившиеся с их родителями. Отмахнуться от подобных историй нельзя, а разобраться в каждой из них невозможно. Вот мы и попросили московского психиатра Михаила Ивановича Буянова проанализировать всего одну, но типичную историю.

Зазвонил телефон: - Вы уже слышали, что в Москве поселились инопланетяне? - Да, слухами земля полнится. - Ну и как? - Что - как? Существуют ли инопланетяне, никому точно не известно, одни в это верят, другие нет. Но это не моя компетенция, спросите радиоастрономов. А вот насчет конкретных "инопланетян" в Москве, о которых вы говорите... проверить не мешало бы. Мы с собеседником условились при первом удобном случае разобраться с загадочной историей на месте, благо адрес был указан точно - Измайлово, дом, квартира.

Через несколько дней мне предстояло читать лекцию для психиатров, приехавших в Москву на курсы повышения квалификации. Темой был психический инфантилизм - нервно-психические расстройства, при которых на первых план выходит недоразвитость эмоционально-волевой сферы. Скажем, подросток лет тринадцати-четырнадцати, при нормально развитом интеллекте ведет себя, как ребенок восьми-девяти лет. Такие подростки любят много играть, учатся крайне неровно, беспрерывно фантазируют. Подбирая больных для демонстрации (это принято на лекциях подобного рода), я узнал, что в больницу поступил 14-летний подросток, начитавшийся научно-фантастических романов и вообразивший, будто сам общался с инопланетянами. Фантазии у него менялись, словно майский ветер: он заявлял, будто собственными глазами видел инопланетян, живущих у него в квартире, что путешествовал с ними на их родную планету, и договаривался до того, что он сам инопланетянин... Психиатра такими фантазиями не удивишь, сколько наполеонов и чингисханов прошли перед нашими глазами. Теперь вот новый сюжет: двадцатый век теснит психиатрическую "классику", и на место чингисханов заступают космические пришельцы... И вдруг меня осенило: а не тот ли это паренек, из-за которого состоялся наш телефонный разговор? Оказалось, тот самый. На лекции он охотно рассказывал о себе, не смущаясь, что концы с концами у него частенько не сходятся. В его поведении было много детского, и видно было, что этот симпатичный парень либо разыграл своих близких, либо сгоряча сболтнул, а признаться смелости не хватило. И он решил "стоять до конца" - тайком передвигал мебель (инопланетяне!), постепенно втянул в свои мистификации родных, особенно маленькую сестренку, словом, увяз в своей затее так, что без посторонней помощи выбраться уже не смог бы. Остановить его было нелегко. - К нам приходят ученые, даже знаменитые академики,- вещал он,- они записывают мои выступления на магнитофон, размножают на машинках, обследуют меня всякой аппаратурой, делают мне иглоукалывание. Говорят, во всем мире человек пять таких же "феноменов"... Оратору было все равно, верят ему или нет. Он уже десятки раз повторял рассказ родным, приятелям, незнакомым "академикам" - и вот теперь нам. И недоумевал еще: почему мать водит его к психиатрам и настаивает на госпитализации? Впрочем, он мог догадываться, что мать желает ему добра, ищет кого-нибудь, кто бы помог справиться с фантазией, в которой он буквально тонул. Может быть, внутренне он и сам был не против такой помощи... Наконец, мальчик "признался" присутствующим в своем инопланетном происхождении, сообщил, что обладает сверхчеловеческой силой, может преодолевать любые препятствия, мысленно передвигать предметы. Ему предложили продемонстрировать свои способности - но "усилием воли" ни лист на календаре не перевернулся, ни телефон не зазвонил.

Через несколько дней я с двумя друзьями (инженерами по профессии) беседовал с родителями "инопланетянина" у него дома - обычная двухкомнатная квартира, семья тоже самая обычная. - Мы и раньше догадывались, что сын нас разыгрывает,- говорил отец.- Но что мы могли поделать? К нам приезжали какие-то люди, говорили, что у нас живут инопланетяне, охали, ахали. Как тут не поверишь - мы люди простые, неученые, науку уважаем. Да и милиция была, тоже что-то заметили... Чувствовалось, что, несмотря на все неудобства, родителям мальчика лестно принимать у себя ученых людей и даже немного жаль, что все "лопнуло". Что до милиции, то начальник отделения, человек спокойный и разумный, сообщил нам по телефону, что никто из его подчиненных ничего "сверхъестественного" в этой квартире не наблюдал. Конец истории? Отнюдь. Двойственная позиция родителей мальчика по-своему понятна, хотя и не похвальна; хорошо хоть мать, все-таки, вовремя спохватилась... Но что сказать об "ученых людях" с титулами и без? С тех пор, как мальчик объявил, что он общается с инопланетянами, слух о "пришельцах в Измайлове" снежным комом покатился по городу, обрастая на ходу подробностями. Квартира, где бывают инопланетяне, превратилась в проходной двор. Кто здесь только не перебывал! И хотя чуда никто так и не увидел, рассказам юного фантазера продолжали верить на слово.

Человеческая психика поистине неисчерпаема, она таит в себе много неожиданного, о чем психология (и сестра ее психиатрия) пока могут только строить догадки. Мы еще далеко не все знаем и о собственной психике, и о психике соседа (хотя опыт и традиции помогают взаимной регуляции), законы же массовой, групповой психологии изучены и того меньше. Десятки вопросов возникают, как только задумываешься над фактами, подобными истории с инфантильным подростком-"инопланетянином". Вера в чудеса здравствует и поныне, притом что ни социальных, ни экономических, ни культурных корней, казалось бы, у нее быть не должно. "Поди ты сладь с человеком! - восклицал иронически Гоголь в "Мертвых душах" - не верит в бога, а верит, что если почешется переносье, то непременно умрет; пропустит мимо создание поэта, ясное как день, все проникнутое согласием и высокой мудростию простоты, а бросится именно на то, где какой-нибудь удалец напутает, наплетет, изломает, выворотит природу, и ему оно понравится, и он станет кричать: "Вот оно, вот настоящее знание тайн сердца!" Всю жизнь не ставит ни в грош докторов, а кончится тем, что обратится наконец к бабке, которая лечит зашептываниями и заплевками..."

Суеверие и легковерие - тоже в близком родстве. И может быть, стоит поискать не социальные или экономические их корни, а психологические? Ведь суеверия и "чудеса", как правило, вырастают на почве простодушия и наивности, малоинформированности (впрочем, и масса не приведенной в систему информации - тоже свидетельство полуобразованности). Весьма располагает к фантазированию, к любым контактам (от домовых до "пришельцев") и просто одиночество, и "жажда чудесного", и мода на сенсации. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов склонность известной части людей к галлюцинациям и даже к индуцированному, то есть "наведенному", помешательству... Один пример из художественной литературы. Герой рассказа Юрия Казакова "Кабиасы", паренек по фамилии Жуков, идет как-то вечером в соседнее село и по пути встречает сторожа. Тот между делом сообщает, что в окрестностях водятся кабиасы - вроде чертиков или гномов. И шалят, конечно, страху нагоняют на прохожих. Жуков посмеялся над полуграмотным стариком, но, проходя лесом, вспомнил его рассказ и тотчас почувствовал, что кабиасы где-то рядом, услышал их шаги, хохот, перестукивания. "Затаив дух, он медленно оборотился и взглянул на сарай. Крыша сарая висела в воздухе, даже звезды были видны в промежутке. Но только он взглянул на нее, как она села на сруб, а за сараем что-то с топотом побежало в поле с задушенным однообразным криком "О!.. О!.. О!.." - все дальше и глуше. Волосы у Жукова поднялись, он вскочил и прыгнул в сторону. "Ну! - подумал он. - Пропал!.." Кабиасы, черти, гномы, домовые, тролли испокон веку добросовестно служили создателям сказок и поэм, "участвовали" в детских играх и розыгрышах взрослых, но, между прочим, и многими воспринимались всерьез, питали различные суеверия и самые нелепые слухи. Одно дело, когда гном - поэтический или музыкальный образ. Как всякий образ, он условен, несет определенную смысловую и художественную нагрузку. Другое дело, когда гном (или черт, или домовой) воспринимается как существо реальное! Оставим в стороне чистую патологию, когда люди допиваются до чертиков и в состоянии белой горячки стряхивают с себя мелкую нечисть или больным нарколепсией эта нечисть иногда мнится перед засыпанием. Речь сейчас - о практически здоровых людях. А среди них, говорит профессиональный опыт психиатра, чаще всего "видят" кабиасов и их сородичей одинокие женщины и подростки. И те и другие отличаются чрезмерной доверчивостью и легко подвержены внушению, их мышление однобоко, критичность дремлет, кругозор ограничен. Чем младше ребенок, тем меньше разграничивает он реальность и выдумку, почти не отличая себя от персонажа, в которого играет. Но порой вживание в образ приобретает болезненные черты: по нескольку дней и даже недель мальчик ведет себя, допустим, как кошка или собака. Родители сначала смеются, потом наказывают ребенка, затем бегут к врачу. И, если врач опытный, он быстро возвращает ребенка из мира болезненных фантазий в здоровую реальность, где, кстати, фантазировать тоже никем не возбраняется, только в ином ключе. А если это не ребенок, а подросток? Взрослые, слушая его, не знают, что и думать? Он не лает, конечно, и не бегает на четвереньках, просто рассказывает о кабиасах или инопланетянах. Одни в ответ пожимают плечами, другие верят (особенно когда рассказ юного фантазера талантлив).

Вернемся к литературному примеру. То, что приключилось с казаковским Жуковым,- это хорошо известная (и в норме и в патологии) так называемая визуализация представлений, при которой оживают, становятся почти реальными образы фольклора и литературы. В замечательной книге Астрид Линдгрен маленькие дети видят Карлсона, который живет на крыше,- это тоже, в сущности, визуализация представлений. Бывает она у кого угодно, но чаще всего, повторяем, у неистощимых фантазеров, у тех, кто ищет чудес и напряженно ждет их. Феномен визуализации не обязательно связан с патологией. Дети, которые играют с Карлсоном,- вполне нормальны, как нормален был и Фарадей, который признавался, что "видит" магнитные силовые линии. Истории медицины известны случаи так называемого индуцированного помешательства, когда, поддавшись выдумкам фантазеров или маньяков, сотни и тысячи здоровых, но чересчур доверчивых и жаждущих чуда людей видели в небесах знамения, на куполах церквей - святых в ореолах, совершали нелепые поступки - вплоть до массовых самоубийств. В атмосфере всеобщего напряжения и беспрерывных пророчеств у многих не выдержива ли нервы, они начинали галлюцинировать - видеть персонажей Апокалипсиса, приметы конца света. В наши дни сменилась тематика "видений", но остались неизменными внутренние механизмы их возникновения. Каждому веку - свои иллюзии... Вот, например, пришел человек домой. Устал, мысли заняты событиями рабочего дня, а он складывался не очень удачно. Заглянул в плохо освещенную комнату и в ужасе отшатнулся: на столе примостилась здоровенная гадюка. Схватился за палку и потянулся к выключателю: ослепить, удобнее будет бить! Зажег свет - на столе шарф. Глянул в зеркало - едва узнал себя: бледное лицо, на лбу испарина; хорошо хоть под рукой оказалась валерьянка... В данном случае - не галлюцинация, а иллюзия, ошибка восприятия: шарф-то ведь реальный. Но случается, что человек видит или слышит то чего на самом деле нет. Впрочем, ни галлюцинации, ни иллюзии не присущи человеку изначально, даже в рамках патологии они (а не только их содержание) часто зависят от различных, нередко с трудом учитываемых социальных факторов. Древние старушки все еще верят в стародавних домовых, которые обожали, бывало, опрокинуть опару, разбить чашку и юркнуть под печь, мерзко хихикая. Те же, кто помоложе, охотнее верят в инопланетян, чьи "проделки", правда, ничем не отличаются от проделок архаичных домовых. Есть и такие (в основном это люди с высшим образованием), кто утверждает, что бывшие домовые - это и есть пришельцы из космоса (домовых-то никто никогда не видел, и в намерения инопланетян, "как известно" (!), не входит обнаружить себя!). Вот такая аргументация. Автор заранее хочет застраховаться от возможных обвинений в консерватизме. Автор и не думает иронизировать над идеей внеземных цивилизаций и с сочувствием, даже с надеждой следит за поисками братьев по разуму. Но слыша рассуждения, подобные вышеприведенному. он не может удержаться от улыбки. К сожалению, очень многие не видят в них ни отсутствия элементарной логики, ни просто безвкусицы...

Прошло более трех лет с тех пор, как я рассказал в "Комсомольской правде" о подростке, который взбудоражил Измайлово. Мальчика давным-давно выписали из больницы, он снова учится и ведет себя так, будто ничего и не было (воспоминания об этой истории вызывают у него смех). Но "общественный шлейф" продолжает тянуться, и знакомые по-прежнему на меня в обиде. Как же так: по городу ходят магнитофонные записи очевидцев, которые наблюдали явления, описанные мальчиком,- а я все это упрямо игнорирую! Нельзя быть таким недоверчивым, укоряют меня. А я возражаю: можно. Меня пытаются убедить в существовании научного факта. Хорошо, отвечаю я, давайте мне научные же доказательства! Где они? Без них нет и факта. А что есть? Иллюзии, галлюцинации, а то и обыкновенная ложь. Да, ложь. Не будем бояться этого слова. Для профессионального психиатра оно не несет в себе какого-то оскорбительного смысла. Есть люди, необыкновенно падкие на ложь, большие любители сочинять и выслушивать аналогичные выдумки от других. Причем чаще всего это совершенно нормальные, здоровые люди, ну, разве что, говоря профессиональным же языком, с малой долей патологии. И тут, должен я сказать, следует обычно "убийственный" аргумент. Да, говорят мне, логически вы совершенно правы, но ведь так хочется поверить, что пришелец с какого-нибудь Альдебарана поселился в квартире. Вы же эту сказку разрушаете. Все дело в том, что не я - сама жизнь разрушает. Не успели улечься толки вокруг "чуда в Измайлове" и моей заметки в "Комсомолке", как аналогичную историю поведала нам газета "Известия" ("Бабушка Стефа, инопланетянка", номер от 5 июня 1985 г.). Весь Челябинск дневал и ночевал на улице Электродной, где внучка бабушки Стефы, Таня, наловчилась метать в людей камешки и картофелины, а те были в полной уверенности, что, кроме нечистой силы, заниматься этим некому. Бабушка же вообразила, что к ней наведываются инопланетяне, что и она сама, если вдуматься, внеземного происхождения. И попросила вызвать "наряд научных сотрудников" (что было сделано незамедлительно...) И это - сказка? Но почему ж такая убогая сказка? Поселяется домовой с Альдебарана и начинает ломать мебель или кидаться кирпичами - надо понимать, в "научных" целях... Но кому-то, очевидно, нужны и такие утешения. "Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой" (Беранже)? Тут тоже "сон золотой", бегство от действительности с ее непосильной для многих информационной перегрузкой, с людской разобщенностью в больших городах, где телефонные междометия заменяют задушевные беседы. Сказки, сказки! Не только детям они нужны - иначе человечество не помнило бы их,- а всем, кто одинок, доверчив, слаб духом, беззащитен, кто ждет, чтобы его ободрили, развлекли, увлекли, повели за собой... Так что оставим пока в стороне инопланетян (прилетят, покажутся - тогда и поразмыслим, как к этому факту относиться), а задумаемся о механизмах возникновения ложных умозаключений, способах передачи их от одного человека к другому. Есть ли во всем этом хоть какое-нибудь рациональное зерно, какова его природа? Сейчас на Западе в особом почете литература о домовых. Да, именно о домовых! Психологи и парапсихологи (эти, правда, чураются "примитивных" домовых народного творчества и пишут о сложном парапсихическом феномене "полтергейсте"), социологи и врачи, писатели и космологи - всех волнует этот интригующий сюжет. И все-таки, считает большинство серьезных авторов, домовые - в каком бы обличье они ни выступали - суть плоды лжи, распространяемой чаще всего подростками. "Обманывающие дети в парапсихологических исследованиях" - так названа статья бывшего председателя исследовательского комитета Британского общества психических исследований (этому старейшему и самому авторитетному на Западе учреждению, изучающему необъясненные психические феномены, исполнилось сто лет). А в 1982 году в Лондоне вышла книга "Объяснение необъяснимого" известного психолога Ганса Юргена Айзенка (на русском языке издана его книга "Проверьте ваши способности") и парапсихолога Карла Сарджента, в которой авторы приходят к выводу, что "сообщения о странных происшествиях исходят в основном от престарелых женщин, которые в действительности хотят только одного - с кем-нибудь поговорить, или от хитрых, лживых семейств". Половина рассказов о домовых, утверждают Айзенк и Сарджеит, принадлежит детям, сознательно -обманывающим доверчивых слушателей. "Обман", конечно, слово неприятное, но что поделаешь, если у детей еще не выработались такие же моральные критерии, как у взрослых, и им не совсем ясно, что лгать дурно. (Тут впору вспомнить, что и печально знаменитый "сейлемский процесс" над ведьмами в 1692 г., стоивший жизни многим людям, тоже был результатом поначалу невинного детского розыгрыша...)

По мнению Айзенка и Сарджента, 95 процентов сообщений о домовых (и об инопланетянах, добавил бы я) даже не заслуживают проверки. Хорошо, скажет недоверчивый читатель, пусть даже все 99 процентов можно списать насчет обмана, душевной патологии, моды, легковерия и так далее - но один-то оставшийся, как быть с ним? Вопрос, кстати, вполне здравый! И на него есть ответ. Да, статистически этот самый "процент" остается, но только, заметим, статистически: никто ведь этого "процента", безоговорочно укладывающегося в рамки отвергаемых нами фантастических версий, не видал. Ничего он пока не опровергает и не перечеркивает. Просто его изучать надо тщательнее, нежели моментально разоблачаемые 99! Может быть, и отыщется что-то науке еще не известное... Оппоненты настаивают: за последние три столетия в литературе якобы описано около 600 случаев "феномена домовых", и все описания абсолютно одинаковы, хотя и делались в разные эпохи, в разных странах и разными авторами. Ну, и что тут необычного? Все дело в тех, кто описывает: схожими будут описания и тех, кто верит в гномов или русалок, одинаково будут описывать свои ощущений и больные белой горячкой. Только в этом случае было бы не 600, а 600 тысяч или 6 миллионов похожих описаний... Рискну перефразировать Толстого: все здоровые люди - разные, никаким классификациям по психическим свойствам не поддаются, а вот все больные в этом отношении - одинаковы. Все разумные люди не похожи друг на друга, все заблуждающиеся - похожи.

Судорожные приладки у пациентов Гиппократа или Авнденны и у нынешних больных одинаковы, хотя информационный багаж больных разный. Прежде наблюдались одержимые духами, сейчас - инопланетянами, голографическими образованиями, космическими и чем угодно еще. Прежде кумушки передавали из уст и уста рассказы о чудесных "Явлениях" и "знамениях", теперь передают друг другу магнитофонные кассеты с записями об инопланетянах и кабиасах. Все подвержено модернизации: сюжеты, техника их передачи,- но только не сам факт наличия кумушек. Правда, и жизнь заметно усложняется: различные аномалии в атмосфере, природные и рукотворные, дают, конечно, повод к слухам об НЛО (мы отсылаем читателя к выступлению члена-корреспондента АН СССР В. Троицкого, в котором, на наш взгляд, все акценты расставлены разумно и исчерпывающе) ["Наука и религия", 1982, № 10. См. также: Гакоб Вл. НЛО: порт приписки - Земля. -"Наука и религия", 1986, № 7-10.]. И все же мои оппоненты не сдаются: не может быть, чтобы совсем ничего не было, кроме фантазий, невежества и ошибок! Не знаю. Может, и есть, и совсем ставить точку рановато. Я пока предлагаю ограничиться многоточием, повторив вслед за Пушкиным: не будем ни суеверны, ни односторонни. Все, что не ясно, необходимо исследовать до конца. Но и не выдавать неисследованное за "точно установленное". Вроде "факта" проживания инопланетных разведчиков в Измайлове...

6 мая 1875 года Д. И. Менделеев направил Физическому обществу при Петербургском университете "Предложение об учреждении комиссии для рассмотрения явлений, называемых медиумическими" [Подробнее см.: Демьянов В. Дама-дух и вечный двигатель. - "Наука и религия", 1984, №.8.], где, в частности, говорилось: "Эти явления не должно игнорировать, а следует точно рассмотреть, то есть узнать, что в них принадлежит к области всем известных естественных явлений, что к вымыслам и галлюцинациям, что к числу постыдных обманов и, наконец, не принадлежит ли что-нибудь к разряду необъяснимых явлений, совершающихся по неизвестным еще законам природы. После такого рассмотрении явления эти утратят печать таинственности, привлекающей к ним многих, и места для мистицизма не останется".
Больше ста лет прошло, а до чего справедливые слова!
М. БУЯНОВ, кандидат медицинских наук

Неспокойный дом

 

Остаются сенсацией таинственные события более чем столетней давности на хуторе Измайловском Уральской области. Слухи о них дошли до членов Оренбургского отделения Императорского географического общества, которые направили соответствующий запрос управляющему Илецкими станицами майору А. В. Покотилову. Тот счел за благо обратиться за разъяснениями к самому владельцу хутора В. Щапову и через восемь дней после запроса получил от него обстоятельнейшее послание.

Милостивый государь Александр Васильевич! Исполняя вашу просьбу относительно сообщения о происходивших и происходящих еще и в настоящее время чудесах, я прошу только извинить, что рассказ мой выйдет, может быть, не так связен и последователен, но за то, что он верен и не вымышлен, ручаюсь и выставляю свидетелей, которые подтвердят все это. Начну с того, что 16 ноября я, возвратившись из Илецкого городка на свой хутор, узнал от своих семейных и служащих, что во время моего отсутствия, именно с 14 на 15 ноября, т. е. накануне воскресенья, около 2 часов ночи началось совершаться что-то необыкновенное. Именно, как они рассказывали, сначала их испугал сильный стук в стену кулаком, потом вызывающий стук по стеклу наружного окна, выходящего к лесу; затем они явственно слышат, что у них над головами, т. е. на потолке, кто-то пляшет, и так эта пляска была отчетлива и натуральна, что первое время они подумали, что это продолжает потешаться наша стряпка Марья, которую жена моя, ради шутки, чтобы развлечь ребенка, в этот вечер заставила поплясать в комнате. Оказалось, однако, что стряпка спит, а стук, повторявшийся время от времени, и пляска не прекращались до утра. На следующую ночь, рассказывали они, около II часов такая же история повторилась снова. Несмотря на то, что все служащие в нашем доме (до 6 человек) были собраны и оцепили дом, строго следили, не шутка ли это какого-нибудь чудака или мошенника, но все их наблюдения и даже выстрелы из ружья около дома не повели ни к чему; стук в стену, в окно и пляска с небольшими перерывами - все продолжались по-прежнему, так что и эту ночь они провели почти без сна. Я слушал их рассказ довольно равнодушно и насмешливо, будучи еще с малолетства очищен, так сказать, от всяких суеверий, и дал это почувствовать своей жене, упрекнувши ее за это; а также дал им в то же время слово, что если эта история повторится при мне (чего жена моя пожелала, обидевшись за мой упрек), то я берусь объяснить им то явление, происходившее, по моему мнению, от причин каких-нибудь, конечно, естественных, а не по наваждению дьявола, на которого они теперь сваливали всю вину. Часов в 10 вечера, когда все пошли спать, и я в это время, лежа на кровати в смежной с жениной комнате, спокойно читал книгу, как стук в окно довольно осторожный, а вслед затем действительно пляска на потолке подняли меня на ноги. Еще несколько минут спустя раздается сильный стук кулаком в стену. я не знал, что подумать. Трудно было допустить, чтобы это какой-нибудь негодяй решался третью ночь сряду и без всякой цели тревожить нас. наверное зная, что я дома (я приехал часа в 2) и что ему это не пройдет безнаказанно, тем более что накануне делались, как я сказал, выстрелы. Кроме этого, пристально наблюдая в окно. я при всем старании ничего не мог заметить. Оставалось думать одно. что это какой-нибудь сумасшедший, который как-нибудь ловко укрывается, и с этой мыслью я с ружьем и в сопровождении других отправился к наружной восточной стене, обращенной к лесу. Подошедши к ней, мы все, к общему нашему удивлению, услышали, что стук кулаком раздался подле нас, но только теперь он уже слышался нам изнутри, тогда как находившиеся в комнате все единогласно утверждали, что они явственно слышали стук снаружи. я и сам, взошедший в дом, действительно убедился в этом, когда снаружи мать-старуха ставила кресты на завалину. Перед таким загадочным явлением я уже спасовал, потому что ничего не нашлось такого в моей голове, чем бы можно было объяснить себе это. После этого, около часа спустя, и все прочее прекратилось: уже ничего не было слышно, и мы уснули. я знал только, что это не иллюзия слуха, не галлюцинация, а что-то такое необыкновенное, что все меня окружающие окрестили "чертовщиной" и с чем, как ни грустно это было, я должен был согласиться хотя на время. В следующие затем ночи было тихо, хотя изредка и повторялись некоторые штуки, так. например, раз вечером без всякой причины запрыгал диван, и раздавался где-то за стеною стук, похожий на падение куля с мукой, но все это было как-то неопределенно.

Но вот 20 декабря приезжает ночевать ко мне один знакомый и, слышавши раньше о происходящих чудесах, сильно интересуется услыхать что-нибудь подобное: а так как я сказал, что до этого все было тихо. то я и не мог ручаться за успех, но все-таки в виде опыта прибегнул к искусственному вызову этого явления, именно, заставивши свою стряпку Марью, женщину очень веселого характера, поплясать в комнате, что она и исполнила. Хотя и не было никакого основания думать, что это явление имеет какую-нибудь связь с пляской, однако через час или полтора, к общему нашему удивлению, представление началось с теми же самыми явлениями, с тою только разницею, что вместо пляски на потолке теперь раздавалось барабаненье, сначала в стену, а потом в окно. и очень тактичное, и нельзя также сказать, чтобы однообразное, по временам с сильным стуком в стенку, продолжавшемся до 12 часов. На следующий вечер, т. е. 21 числа, тоже около II часов, ко всему прежнему присоединилось еще дикое уканье, раздававшееся, по общему заключению, в трубе, а потом самопроизвольное летание разных вещей, например, валенок, ботинок и т. д., лежащих на полу и стремительно взброшенных к потолку или с силою ударяющих в дверь, в стену и т. д.; при этом замечено, что иногда летающая вещь издает шипенье, или вдруг из-под кровати взметывается что-нибудь из черного белья, например, сорочка, и, падая на пол, покрытый кошмами, производит стук, как бы от падения тяжелого тела. Под Новый год собирается у меня несколько человек моих знакомых, и все они крайне интересуются слышать наши чудеса. С вечера, разумеется, наша Марья отплясала предварительно, как следует, а потом, часов уже около 2 мы улеглись спать и созерцали наши чудеса часов до 4, опять разразившиеся в очень резкие трели по стеклу окна в комнате жены и переходившие даже на стеклянную дверь в самой комнате. Тут мы снова проверили и убедились в странности явления, что стук, раздающийся в стену, во-первых, совершенно похож на удары кулаком, во-вторых, находящимся снаружи слышится изнутри, а находящимся в комнате - снаружи. Стук этот переходит на разные предметы в самой комнате и явственно чувствуется рукою, когда приложить ее к стене, к стеклу или, например, к железной кровати, на которой спит моя жена. Слышались и уканье, и разнообразные звуки у окна, в доме мычания, рычания и т.п. То кто-то ломится в дверь, запертую на крюк, или ни с того ни с сего вдруг какая-нибудь вещь, например, платок, или что-нибудь из обуви поднимается с пола или печки и с силою ударяется куда-нибудь в сторону. В этот вечер жена моя, которая, правду сказать, не из трусливого десятка, видела явственно в окне просунувшуюся между ставнем руку величиною, по ее словам, как у десятилетнего ребенка, совершенно черного цвета, но с красными ногтями, или, как она говорит, с просвечивающими, т. е. когда вы поднесете вашу руку к зажженной свече, то цвет ваших ногтей именно будет таков. В этот же вечер на том же месте окна она видела два каких-то отростка, если так можно выразиться, т. е. вроде больших пиявок, но, когда она торопливо позвала меня из другой комнаты подивиться на это чудо, видение уже скрылось. Могу уверить, что она в это, как и в остальное время, находилась совершенно в нормальном состоянии и что вообще она ни к каким болезненным припадкам не предрасположена. 8 января, когда у меня ночевали двое знакомых и когда особенно барабаненья по стеклянной двери были отчетливы, жена увидела шар, вылетевший против нее. в углу, из-за изголовья другой кровати, на которой лежала се мать. Цвета он, по ее словам, был темно-малинового и не светящийся, т. е. не издающий от себя света, но только прозрачный и очень походил на надутый гуттаперчевый шар, какие обыкновенно бывают в продаже; величиною в первое время появления был он с чайную чашку, а потом начал повертываться на одном месте, увеличился в объеме до величины чайного блюдечка и с этим вместе стал снова опускаться вниз подле стены и уже из-под кровати (только в меньшем размере), устремился на нее, вследствие чего она не выдержала и с слабым криком упала в обморок. В это время ее мать тоже подтвердила, что она видела что-то красное, промелькнувшее мимо нее, и что вместе с тем она увидала уже, что моя жена, опустившись с кровати, лишилась чувств. Все это произошло, разумеется, моментально, так что мы и не успели заметить. До этих пор было еще сносно и даже забавно смотреть и слушать все эти штуки, но с этого вечера, т. е. с появления этого, как сказано в письме (Геогр. общ.), знаменитого шара, мы уже враждебно стали относиться к этим явлениям, потому, например, что этот проклятый стук в окно жениной комнаты 9 января раздался уже днем, часов около 3, когда жена легла отдохнуть, и после того в тот же день начал преследовать ее всюду; так, например, когда она сидела на диване за чаем, забарабанило рядом с ней по ручке дивана, и когда я сел на ее место, то стук перешел опять рядом с ней на клеенку дивана, и т. д.; даже раздавался в шкафу, куда она ставила посуду, или когда выходила в кладовую, и там ее преследовал. Понятно, что все мы взволновались, тем более, как она говорила, что хотя, собственно, и не боится этого стука, но что при этом она чувствует слабость и сильный позыв ко сну. Боясь каких-нибудь последствий для ее здоровья, а особенно умственного расстройства, мы заблагорассудили поехать на некоторое время в Илек; там-то и встретились с знакомым мне доктором Александром Дмитриевичем Шустовым, который, удивляясь нашим дивам, успокоил нас тем, что объяснил, хотя и поверхностно (так как дело было проездом), что это, вроде вероятно, дело электричества и магнетизма, проявляющихся вследствие особенного состава почвы под нашим домом, а что группируется все это около моей жены, так как она, вероятно, тоже имеет к этому особенные индивидуальные предрасположения. Считаю не лишним заметить, что жена моя - женщина небольшого роста, блондинка, телосложения не особенно слабого; характера довольно спокойного и сосредоточенного, темперамента скорее флегматичного. Эти указания доктора действительно нас несколько успокоили, и мы все, т. е. кто мало-мальски мог понять что-нибудь, перестали приписывать это чертовщине. Но так как это сильно заинтересовало доктора, то мы на другой же день и поскакали обратно к себе на хутор, находящийся верстах в 30 на р. Кинделе. Там, по предварительной пляске Марьи, мы часов в 10 вечера наблюдали повторившиеся чудеса в виде стуков по стеклу, по стене и все опять-таки в комнате жены, царапанье за ковром, около ее кровати, в то время, когда она спала. Но на этот раз, как нарочно, не было ни резких стуков, ни подбрасываний, но тем не менее факт подтверждался, и мы были рады, а доктор, воспользовавшись этим, сделал нам еще несколько пояснений, еще более убедивших нас, что это не чертовщина. Но, чтоб все-таки не оставаться под этим впечатлением, он посоветовал на некоторое время уехать из дома в город. В продолжение 11 дней, прожитых нами там, по справкам от оставшихся в доме на хуторе, ни разу никто из них, ни днем, ни ночью, не слыхали ни малейшего стука. Но представьте наш ужас, когда по возвращении в дом. 21 числа, и по наступлении ночи. т. с. как только улеглась моя жена, стук и бросание вещей в ее комнате возобновились снова; причем столовый ножик, лежащий на печке, с силою, после других вещей, был брошен в дверь, что заставило нас с этих пор прибирать уже все более тяжеловесные вещи. Но пред открытием, сделанным нами в следующий вечер, т. е. на 24 число, все, прежде бывшее, положительно бледнеет, именно, в то время, когда жена уже легла спать и барабаненье около нее в стену началось, я ходил в другой комнате с своей дочуркой и напевал ей: "я цыганка молодая...", тогда жена моя и другие около нее. в том числе и мой добрый приятель, Лукьян Семенович Алексеев, просят меня продолжать этот мотив, так как, оказывается, что барабаненье в стену отчетливо вторит моему пению. Переменяю "цыганку" на "фигурантку", и мне вторят совершенно верно и этому мотиву. Чтобы убедиться в музыкальной способности этой вторящей или аккомпанирующей силы, Л. С. заводит протяжную казацкую песню: "Не ясные соколики...", и стук этот, видимо, старается как можно тщательнее подделываться под протяжный тон песни: хотя заметно, что ему это очень трудно. Но как только переменять на более веселый мотив, то звуки пойдут гораздо резче и веселее. Наконец жена взяла к себе на кровать ребенка; стук разом прекратился, и уже на все наши завывания и старания каким-нибудь образом вызвать его снова он молчал упорно до тех самых пор. пока уснувшего возле матери ребенка не положили в люльку, и эта сила, как бы обрадовавшаяся, в ту же минуту проявила себя, швырнувши обе вязанки, лежавшие на полу у кровати, в стену. Чтобы продолжать наши опыты, жена моя по просьбе нашей перешла на другую кровать в той же комнате, рядом со стеклянною дверью, по другую сторону которой в другой комнате мы все и поместились для наших музыкальных занятий. Стук по стеклу был слышнее и отчетливее, и вот начались потеха и всевозможные песни, польки, марши и мазурки были исполнены блестящим образом. Но вот старухе, моей матери, вздумалось пропеть молитву, и мы тихо затянули "Отче наш"; что же бы вы думали? ни гугу - молчок! Только под конец сделан аккорд. Думая, что в этом мотиве мало такта, мы начали "Пасху", как мотив довольно живой; но нет, не обманешь,- ни звука, как будто ничего и не было. Но вот опять тотчас же начинают протяжную, даже умышленно с перерывами. "Во лузях" - вторит и, временами приостанавливаясь, старается попадать в такт. В это время я позвал своего работника, татарина, и попросил его пропеть по-своему молитву, только по чаще,- молчание. Два раза принимался он за "Аллах Бисмилля", и ни звука в ответ. А как в ту же минуту я начинал нарочно речитативом подражать татарину из "Волшебного стрелка": "О, духи, духи, с подземелья...", то звук в стекло громко и отчетливо выбивает каждый такт. Начинаем просто вызывать, например: стукнем один раз, и в ответ раздается один удар. Два раза - и столько же ответных стуков! Начинаем выделывать дробь, и по стеклу раздается отчетливая и мастерски выделываемая та же дробь. Выделываю всевозможные вариации со звуками, даже заказывая число их, и ни разу не было ошибки. Вели даже целые диалоги с различными вопросами о причине происхождения всех этих явлений, и было отвечено, что все это проделывалось "злым духом", "чертом", "напущенным" в дом одним соседом-казаком, с которым у меня идет тяжба. Но вот просыпается ребенок, жена кладет его возле себя, и звук затихает, и наши старания вызвать его остаются тщетны. Тот же факт не раз замечен нами в продолжение музыкальных занятий, которые разом прекращались и при моем появлении в комнате жены. Даже. по словам свидетелей, я не успевал дойти до порога ее комнаты, как звук, вызванный какою-нибудь песней, уже замолкал, тогда как присутствие других, ходивших нарочно попеременно к ней в комнату, не имело ни малейшего влияния на барабаненье по стеклу. - Что это такое? - спросят нас.- Не знаю! Но что это факты и что ничего тут не переврано, не извращено и не преувеличено, в этом поручатся много посторонних свидетелей, слышавших все это своими ушами. Так, например, кроме всей нашей прислуги, при этом три раза был уважаемый Федор Филиппович Соловьев, человек со сведениями и даже более чем не суеверный; Федор Федорович Федулеев; доктор Александр Дмитриевич Шустов; несколько человек торговцев из Илека, как Савин Иванович Сыромятников; местный начальник, Василий Иванович Загребин и Лукьян Семенович Алексеев и другие, всего человек до 20. Теперь нелишним считаю добавить плоды наших тщательных наблюдений в течение 1 1/2 месяцев. Именно мы убедились, что все эти разнообразные звуки, происходившие прежде непосредственно после пляски Марьи, теперь повторяются и без нее; а также, что совершаются они исключительно около моей жены, которой стоит только лечь в кровать и успокоиться, когда бы то ни было, т. е. днем или ночью - и стук этот раздается, или громко, как-то: в стену, в кровать, в стекло, или тихо, как: о ковер, о подушки и т.д., но непременно послышится; стало быть, только она одна и есть виновница всех этих явлений, которые продолжаются иногда более 2 часов, иногда менее часу, а также громче или тише, чаще или реже, как. значит, вздумается. Словом, последовательности нет никакой. Так, например, 23 днем или 24 вечером он был в полном разгаре, вчера же ничего не было слышно; а сегодня вот, когда я пишу эту черновую, сила эта чудит и разгуливается в полном блеске, швыряя вещи и барабаня до того сильно, что приподнимается кровать жены: несмотря еще на то, что ее (силу) заклинает какой-то заехавший по своей охоте знахарь-колдун Иван Федорович, рассказывавший с вечера о своем могуществе над духами и излечивший многих будто бы от разных болезней, так что сделался известен чуть ли не "всему миру", о чем просит навести, однако, справку в г. Барнауле Томской губернии. Это тоже последовательно, нечего сказать! В заключение скажу одно, что надо слышать все это собственными ушами и видеть, чтобы составить себе ясное понятие обо всем этом, а рассказом, даже в десять раз лучшим моего, не произведешь и сотой доли настоящего впечатления. Так это действительно все странно и непонятно, что невольно, отбросивши в сторону малознакомое нам и электричество, и еще менее понятный магнетизм, невольно веришь в чертовщину. Надеемся, впрочем, что с помощью просвещенных наукою (узнавших теперь об этом) людей - рано или поздно - найдем разгадку. А я буду продолжать наблюдения и сообщать их по мере надобности. С моим к вам почтением имею честь быть ваш покорнейший слуга хутор Измайловский
Василий ЩАПОВ 26 января 1871 года

Случай в Маконе

Вернувшись домой в Макон, Бургундия, 16 сентября 1612 г., священник-гугенот Франсуа Перро нашел свою жену и ее горничную в полном смятении. Во время его отсутствия в доме начали твориться странные вещи. Сначала мадам Перро заметила, как некто невидимый дергает полог ее кровати. Из других комнат доносился громкий шум, а в кухне кто-то разбросал посуду, Перро сообщил о случившемся церковному начальству и местному адвокату Франсуа Турню. Те пришли к Перро домой, чтобы удостовериться, действительно ли там происходят удивительные вещи.

Бесплотный дух вел с присутствующими длинные разговоры, подшучивая над ними, приводя подробности семейной жизни, известные лишь домочадцам. Расшалившийся призрак пел непристойные песенки. Через три месяца странные явления прекратились. В последние 12 дней в дом с утра до вечера летели камни.

Почему это случилось? Перро склонялся к мысли, что эти события как-то связаны с обстоятельствами, при которых был приобретен этот дом. Прежние владельцы умерли, а их дочь, Гийому Бланк, пришлось выселять силой. Она грозила Перро страшными карами, и лишь распоряжение суда заставило ее убраться. Думал Перро и о том, что тут могла быть замешана горничная его жены: недаром молва называла ее ведьмой, да и с духом она обращалась на удивление фамильярно. Когда таинственный голос ее поддразнивал, она отвечала ему тем же.

Случай в Маконе содержит практически все слагаемые классического полтергейста; необъяснимые происшествия, похожие на чьи-то проказы или злонамеренные действия; один человек, вокруг которого все в основном и происходит; наконец, некие обстоятельства в прошлом, которые можно считать первопричиной событий. В переводе с немецкого «полтергейст» означает «шумный призрак», и чаще всего этот феномен проявляется в том, что сами собой летают предметы, появляются неприятные запахи, градом падают камни, что-то стучит или грохочет, происходят самовозгорания, вдруг ломается мебель, распахиваются двери и окна. Обычно полтергейст продолжается от нескольких часов до нескольких месяцев, внезапно начинаясь и столь же внезапно заканчиваясь.

  Скептики утверждают, что случаи полтергейста — это либо галлюцинации, либо совпадения, либо проделки шутников. Действительно, некоторые подобные происшествия, безусловно, розыгрыши или мистификации. Однако иногда показания очевидцев исключают любую подтасовку. В 1850 г. одна семья в Стратфорде, штат Коннектикут, потеряла покой: мебель и другие предметы вдруг начали двигаться по полу и летать по воздуху. Подобное повторялось сотни раз в течение нескольких месяцев, часто на глазах у соседей и знакомых, но объяснения этому так и не нашлось.

Под именем любым. Некоторые современные исследователи полагают, что полтергейст вызывается потоком психической энергии, который, возможно, исходит от человека, переживающего психологический кризис: тревога, враждебность, отчаяние или озлобленность могут находить сыход в подсознательной психокинетической активности. Большинство специалистов не сомневаются, что полтергейст относится к паранормальным явлениям. Некоторые предпочитают более нейтральный термин «периодический спонтанный психокинез», однако сила, заставляющая столы скользить по полу, а тарелки летать по комнате, остается загадкой, как бы ее ни называли.

Старинные рассказы о привидениях

Значительная часть рассказов о привидениях принадлежит грекам и римлянам,Плиний Младший (I п. н.э.) приводит такой рассказ.

В одном из дворцов в Афинах, по слухам, каждую ночь появлялся призрак изнуренного старца, гремящего железными цепями. Обитатели покинули дворец, и никто не хотел жить в нем. Тогда его сняли склонны возвращаться в виде призраков. Светоний в своем произведении «Жизнь двенадцати цезарей» рассказывает, как после убийства Калигулы в 41 г. н.э. его призрак несколько раз появлялся в римских Садах Ламии, где было наспех погребено его тело. Эти явления прекратились после того, как сестры Калигулы с соблюдением надлежащих церемоний перезахоронили прах императора. Об императоре Нероне также говорили, что он бродил по городу до 1099 г., более чем 1000 лет спустя после смерти, и упокоился лишь после того, как над его могилой была построена церковь.

Как бороться с полтергейстом

Алексей Прийма объясняет полтергейст проказами духов умерших детей, а средством борьбы против него называет старинные заговоры.

Легко заметить, что современный полтергейст очень похож на подзабытые проделки домовых, кикимор или проклятых детей, которые по народному поверью живут в доме (по крайней мере домовой должен жить в каждом доме). Домовой строг, но справедлив, с ним можно договориться, называя „дедушкой“, „хозяином“ или „набольшим“. Его можно ублажить делом — по русскому поверью домовой не любит ленивых.

Как избавиться от полтергейста? Дедовские способы то и дело совпадают с рекомендациями современных уфологов. Не разделяя тех и других, предлагаю без лишних комментариев на выбор читателя основные рецепты:

  • переезжая в новый дом, впереди хозяев пускать кошку;
  • при очень сильных шалостях домового — зарыть под порогом череп или голову козла;
  • во время обеда класть на стол лишнюю ложку и кусок хлеба;
  • поискать в закутках — нет ли ничьей куколки, куколку сжечь в печи;
  • сильно обругать духа „нехорошими словами“;
  • подарить ему игрушку и сказать: „Бери и уходи“ (этот способ А. Прийма практикует с картами: рассказав, как ими пользоваться, высыпать колоду куда-нибудь за холодильник или шкаф);
  • окропить комнаты святой водой и окурить ладаном, внести чудотворную икону;
  • посыпать маком наличники окон и порог с наружной стороны;
  • вызвать милицию.

Американский исследователь Д. Скотт Рог отмечает, что с появлением священника полтергейст ведет себя агрессивнее. Это отмечают и российские уфологи, но некоторые считают, что надо продолжать обряды каждый день две-три недели: дух активизируется именно в старании пересилить, а потом будет сломлен.

Замечено, что в половине случаев помогает переезд на новую квартиру. И очень не любит полтергейст, когда его изучают.

Исследователи аномальных контактных ситуаций считают, что устранение полтергейста не вредит здоровью того, кто это делает. Единственно — возможны подзатыльники и удары. Поэтому рекомендуется надеть меховую шапку или шлем, ничего не бояться, что бы ни происходило, и действовать решительно.

Призраки и полтергейст

И напоследок еще одно видео с записями призраков и полтергейста.

 

Источники: эзотерический центр "Аквилон", Журнал "Наука и религия", номер 11, ghostworld.ru